Международная торговля

Международная торговля

Наглядную иллюстрацию этой теории даёт таблица I .1.1 [1] . Пусть, например, Аргентина на единицу затрат может произвести 50 тонн зерна или 25 тонн сахара или любую комбинацию их на линии производственных возможностей, а Бразилия при аналогичных затратах – 40 тонн зерна и 100 тонн сахара (рисунок I .1.1 [2] ). Таким образом, Аргентина обладает абсолютным преимуществом по зерну, а Бразилия – по сахару. Это преимущество может объясняться многими факторами, не последний из которых – климатические условия. Итак, Аргентина находится в точке А, производя 20 тонн зерна и 15 тонн сахара, а Бразилия в точке В, производя 12 тонн зерна и 70 тонн сахара. До начала торговли потребители этих стран могли потреблять только то количество продуктов, которое было произведено внутри страны. После того, как каждое государство специализировалось на производстве того товара, где оно имеет абсолютное преимущество – Аргентина на производстве зерна, Бразилия на производстве сахара – и стало экспортировать этот товар (-20 тонн), а товар, в производстве которого оно «отстаёт» от соседа – импортировать (+20 тонн) – мы исходим из того, что мировая цена на эти продукты установилась 1т.зерна = 1т.сахара – в этом случае, как видно из таблицы, выигрывают и потребители Аргентины и Рисунок I.1.1 Таблица I .1.1

До специализации
Страна Производство Экспорт (-)/ Импорт (+) Потребление Прирост потребления
Аргентина Зерно сахар 20 15 0 0 20 15
Бразилия Зерно сахар 12 70 0 0 12 70
После специализации
Аргентина Зерно сахар 50 0 -20 +20 30 20 +10 +5
Бразилия Зерно сахар 0 100 +20 -20 20 80 +8 +10
потребители Бразилии, да и вообще в мире стало больше продуктов и меньше голодающих. Д. Рикардо в работе «Начала политической экономии и налогового обложения» (1817г.) доказал, что принцип абсолютного преимущества является лишь частным случаем общего правила, и обосновал теорию сравнительного преимущества. Даже тогда, когда страна ни в чём не обладает абсолютным преимуществом, торговать оказывается выгоднее, чем наоборот. Пусть Аргентина производит столько же продуктов, а Бразилия может произвести не 40 тонн зерна, как в предыдущем примере, а 67 тонн и таким образом получает абсолютное преимущество как по зерну, так и по сахару (рисунок I .1.2 [3] ). Казалось бы: зачем Бразилии торговать? Однако если рассмотреть относительные цены, то картина предстаёт в другом свете.

Действительно, в Аргентине цена зерна составляет 0,5 тонны сахара за тонну (50т./25т), в Бразилии же оно дороже – 0,67 тонны сахара (67т./100т.), следовательно, аргентинцы, продавая зерно бразильцам, извлекут прибыль в 0,17 тонны сахара. Точно также бразильцы получат барыш, продавая аргентинцам сахар.

Выигрыш покупателей от взаимной торговли представлен в таблице I .1.2 [4] . Рисунок I.1.2 Может возникнуть вопрос: если специализация так выгодна, как кажется, то почему Япония не производит только телевизоры, Канада – только зерно, а Голландия – только тюльпаны? Всё дело в возрастающих издержках замещения.

Большинство японцев аккуратны, дисциплинированны и вполне могут собирать качественные телевизоры, но некоторые из них романтичны и мечтательны и им, возможно, нравится выращивать тюльпаны и совсем не нравится сидеть за конвейером. Но чем больше Япония будет специализироваться на сборке телевизоров, тем больше японцев необходимо будет привлечь для этого и тем большую зарплату придётся пообещать каждому следующему романтичному японцу, отТаблица I .1.2

До специализации
Страна Производство Экспорт (-)/ Импорт (+) Потребление Прирост потребления
Аргентина Зерно сахар 20 15 0 0 20 15
Бразилия Зерно сахар 16 76 0 0 16 76
После специализации
Аргентина Зерно сахар 50 0 -20 +20 30 20 +10 +5
Бразилия Зерно сахар 0 100 +20 -20 20 80 +4 +4
рывая его от тюльпанов, а некоторых так и вообще придётся доставлять на завод силой. Точно так же возрастают издержки с привлечением других неспециализированных факторов производства, и, следовательно, положительный эффект от специализации поглотится отрицательным эффектом возрастающих издержек замещения. «Таким образом, теория сравнительных преимуществ при предположении о возрастающих издержках замещения приводит к … выводу, что максимизация выигрыша от внешней торговли происходит при частичной специализации.» [5] Мы рассмотрели вопрос, почему странам, обладающим сравнительными преимуществами при производстве того или иного товара выгоднее частично специализироваться на его производстве и экспортировать его в другие страны. Но остался в стороне вопрос, отчего возникают подобные преимущества? Этим вопросом задались 20-е годы XX века два шведских экономиста Э. Хекшер и Б. Олин и в конце концов сформулировали свою собственную теорию на этот счёт, которую благодарные потомки назвали теорией Хекшера-Олина. В основе её лежат два основополагающих момента: 1) в производстве различных товаров участие различных факторов неодинаково: для выращивания пшеницы земля требуется в гораздо большей степени, чем трудолюбивые японцы, а для сборки телевизоров – наоборот; 2) различные страны обладают различными факторами производства в неодинаковой степени.

Теория гласит, что если страна обладает каким-то фактором в избытке (не только абсолютно, но и относительно, т.е. цена на этот фактор по отношению к другим факторам ниже, чем в остальных странах), то эта страна будет экспортировать те товары, в производстве которого доля участия этого фактора преобладает. Если в стране много японцев, способных к длительной кропотливой работе, и если в мире существует продукт, который требует для его производства большого количества именно такого труда, то нет ничего удивительного в том, что в скором времени на большинстве телевизоров будет красоваться надпись “ Made in Japan ”. Таким образом, согласно Хекшеру и Олину торговля идёт не товарами, а факторами производства, т.е. опосредованно страна импортирует те факторы, которых у неё не хватает и экспортирует те, которые она имеет в избытке, в результате чего в мире происходит более равномерное перераспределение ресурсов.

Дополнил и расширил теорию Хекшера-Олина, придав ей современный блеск и новое звучание, американский экономист М. Портер. В 1991 году он издал сочинение под названием «Конкурентные преимущества стран» (в русском переводе «Международная конкуренция»), в котором сформулировал свою теорию конкурентных преимуществ. Он исходит из того, что « … в современных условиях значительная часть мировых товарных потоков связана не с естественными, а с приобретенными преимуществами, целенаправленно формируемыми в ходе конкурентной борьбы.» [6] . Приобретение или утрата фирмой конкурентных преимуществ зависит от двух основных факторов: от конкурентной стратегии и от соотношения так называемых детерминантов конкурентных преимуществ. Что касается конкурентной стратегии, то правильный её выбор по Портеру должен обеспечить фирме преимущество перед другими фирмами отрасли в конкурентной борьбе внутри страны. Для успеха на мировом рынке необходимо соединение правильно выбранной стратегии фирмы с конкурентными преимуществами страны, которые в свою очередь определяются: - обеспеченностью факторами производства; - параметрами внутреннего спроса на продукцию данной отрасли; - наличием в стране конкурентоспособных отраслей-поставщиков; - национальными особенностями стратегии, структуры и соперничества фирм. Эти детерминанты образуют так называемый национальный «ромб». I .2. Так уж выходит, так уж бывает – кто-то находит, кто-то теряет… Если вы ознакомились с первой частью настоящей главы, то у вас могло создаться впечатление, что международная торговля есть хорошо и что от неё выигрывают все. Это не совсем так.

Рассмотрим пример [7] . Когда-то давным-давно, когда ещё не было мощных морозильников, мясом торговали исключительно в солёном, копчёном, варёном, одним словом, обработанном виде, что существенно снижало эффективность этой торговли мясом. И вот в один прекрасный день, а именно в конце XIX века, чья-то гениальная голова придумывает рефрижератор. И это замечательное изобретение позволило Аргентине стать одним из крупнейших поставщиков мороженого мяса на мировой рынок, потеснив при этом сами Соединённые Штаты (рисунок I .2.1) [8] . Рисунок I .2.1 Ясно, что янки были недовольны. Кто же ещё проиграл от возросшего экспорта мяса из Аргентины? Как это ни покажется странным, сами аргентинцы: во-первых, поскольку мировая цена на мясо оказалась выше цены внутри страны, то большинство его производителей стало ориентироваться на внешний рынок в ущерб внутреннему, на котором в скором времени возник дефицит и, как следствие, цены на мясо возросли, т.е. в первую очередь пострадали потребители страны – экспортёра, во-вторых, более доходная отрасль оттянула на себя факторы производства, задействованные в других отраслях и, кроме того, имея большие прибыли и меньшие издержки, предприятия мясной отрасли получили те самые конкурентные преимущества, о которых 80 лет спустя будет писать М. Портер, таким образом, пострадали и производители других товаров.

Однако необходимо заметить, что (и это точно доказано) выигрыш аргентинских производителей мяса больше проигрыша аргентинских потребителей и производителей других товаров вместе взятых. Это если по науке. В жизни может оказаться так, что сенатор, избранный на деньги производителей пшеницы, окажется красноречивее, чем сенатор, избранный на деньги производителей мяса, и тогда вероятнее всего произойдут события, описываемые в четвёртой части данной главы. Что до американцев, то их внутренний рынок мяса испытывает сильное давление со стороны более дешёвого аргентинского товара, и цены на мясо будут снижаться, чему столь же обрадуются американские потребители, сколь расстроятся американские производители этого товара.

Впрочем, и в этом случае доказано, что проигрыш производителей с лихвой окупается выигрышем потребителей, хотя в Конгрессе могут посчитать и по-другому, и здесь снова мы отсылаем вас к четвёртой части настоящей главы. I .3. Что, где, почём? В этой части речь пойдёт о структуре современной мировой торговли, т.е. о том, кто торгует, с кем торгует и чем торгует. Надо сказать, что в нынешнем веке объёмы торговли постоянно растут. Так, если в 1928 году стоимость мирового экспорта составила 245 млрд. долл. в ценах 1980 года, то в 1986 году – уже 1581 млрд. долл. [9] . В таблице I .3.1 [10] демонстрируется структура мировой торговли товарами (в % от мировой торговли) среди основных трёх групп стран в 1985-86 годах, где под Восточными экономическими системами подразумеваются страны бывшего советского блока. Из таблицы видно, что эти страны торгуют вяло.

Основной факт, который бросается в глаза, это то, что половина всей миТаблица I .3.1.

Экспорт в Экспорт из Индустриальные страны Развивающиеся страны Восточные экономические системы Весь мир
Индустриальных стран 50,0 13,2 3,4 66,4
Развивающихся стран 15,4 6,0 1,5 22,9
Восточных экономических систем 5,0 2,0 5,7 10,7
ровой торговли приходится на индустриальные страны, т.е. по сути мировая торговля есть торговля нескольких наиболее развитых стран между собой; сюда же можно отнести и то, что более 66% всего экспорта приходится именно на развитые страны. После этих замечаний вопрос, кто же получает основной доход в мировой торговле, становится неуместным.

Второй по величине показатель – экспорт из развивающихся стран в индустриальные страны, он примерно соответствует обратному экспорту из индустриальных стран: что ушло, то и пришло.

Однако тот факт, что торговля развивающихся стран между собой довольно незначительна, говорит за то, что уходят из них сырьё и материалы, а приходят промышленные товары. I .4. Не пущать! Несмотря на то, что торговля теоретически выгодна для страны, может сложится ситуация, когда правительство решит, что жертвовать интересами отечественных производителей в пользу потребителей – слишком жирно для потребителей, или наоборот, когда необходимо срочно поднимать падающие рейтинги, правительство «выбрасывает кусок» потребителям в ущерб производителям.

Подобная деятельность осуществляется с помощью таможенных тарифов и нетарифных методов как то: квоты, добровольное ограничение торговли, демпинг и другие. Всё вместе это называется «протекционизм». I .4.1.Таможня даёт «добро». Введение государством таможенного тарифа показано на рисунке I .4.1.1 [11] . Рисунок I.4.1.1

A
Пусть в некотором государстве производятся автомобили. Линии спроса и предложения пересекаются в точке А. Однако, во всех нормальных странах автомобили такого же качества продаются не по той цене, которая соответствует точке А, а по 6000 долларов.

Естественно, что при условии свободной торговли жители этой страны, какими бы патриотами они не были, будут покупать не только и не столько отечественные автомобили, сколько зарубежные, при этом цена на внутреннем рынке сравняется с мировой ценой (при условии свободной торговли!) и составит 6000 долларов. При этой цене внутренние производители смогут предложить только Q s автомобилей, а потребители захотят купить Q d авто.

Разница Q d - Q s покрывается за счёт импорта. При этом, как отмечалось выше, выигрывают потребители и проигрывают производители.

Представим теперь, что по каким-то причинам правительство решило поддержать отечественных производителей и не поддерживать отечественных потребителей и ввело налог на ввозимые в страну автомобили в 20% от их стоимости, в результате чего цена на них на внутреннем рынке выросла до 7200 долларов.

Следствием этого деяния будут: - сокращение импорта до Q ` d – Q ` s ; - отечественные производители станут больше производить на величину Q ` s – Q s ; - отечественные потребители станут меньше потреблять на величину Q d – Q ` d ; - государство получит доход, величина которого равна площади прямоугольника EFHI ; Итак, потребители стали покупать меньше автомобилей по более высокой цене, но т.к. импорт сократился, а производство отечественный автомобилей выросло, то очевидно, что потребители станут покупать больше отечественных авто и меньше импортных. Таким остроумным способом государство напоминает своим гражданам о патриотизме, коль скоро сами они о нём забывают. Но насколько удачен этот способ? Так как цена выросла, то излишек производителей увеличился на величину площади трапеции LECJ – это выигрыш производителей (рента). Государство получило доход в виде прямоугольника EFHI – эти деньги тоже не совсем потеряны для общества.

Однако излишек потребителей уменьшился на величину площади трапеции LFGJ . Таким образом, чистые потери для общества составляет сумма площадей затенённых областей А и В ( S LFGJ – S LECJ – S EFHI ), которые оплачивает потребитель. Спор о том, вредны или нет тарифы, существует столько, сколько существуют сами тарифы.

Основным и самым весомым аргументов противников тарифов – тот, что они неэффективны.

Таможенные тарифы действительно неэффективны, и мы это показали. И несмотря на неэффективность, у них находятся и сторонники не только из корысти, но и совершенно искренне полагающие, что тарифы могут быть полезны. Их основные аргументы: - необходимо поддерживать тех производителей, которые могут быть неэффективны, но которые составляют «хребет» общества, способствуя его стабильности, например, выращивание микки-маусов в штате Канзас не является высокорентабельным производством, гораздо дешевле ввозить их из России, но микки-маус – символ Америки и не может быть ввезён из-за рубежа; - требуется обуздать, наконец, обнаглевших богачей и ввести такой тариф на ввоз «Роллс-Ройсов», чтобы даже крылышко со скульптурки на его капоте стало им не по карману; - пора бы уже самим производить хоть что-нибудь, но как это сделать, когда во всём мире это что-то производится уже давным-давно, технология отлажена и издержки минимальны, а чтобы хотя бы просто начать производство, не говоря о выпуске конкурентоспособных товаров, требуются значительные траты. Чтобы выровнять положение и поддержать молодые развивающиеся отрасли, необходимо ввести таможенные тарифы; - и т.д. Остаётся добавить, что помимо импортных существуют ещё и экспортные тарифы. Они вводятся в основном в том случае, когда государство по каким-либо соображениям удерживает внутренние цены на какой-то товар ниже мировых, и с этой целью субсидирует производителей этих товаров. Чтобы эти субсидии не оседали тяжким грузом в карманах производителей в виде дополнительной прибыли от проданного за границу товара по цене ниже мировой, вводится таможенный тариф на экспорт. I .4.2. И чтоб никто не догадался… Искушение регулировать поток импорта в страну посредством такого мощного средства, как тарифы всегда было настолько сильным для всех государств, что грозило вообще парализовать международную торговлю.

Поэтому в послевоенные годы было принято ГАТТ (Генеральное соглашение о торговле и тарифах) или GATT ( General Agreement on Tariffs and Trade ), которое со временем стало серьёзной силой по ограничению тарифной деятельности государств и правительств. В результате переговоров в рамках ГАТТ ставки тарифов сильно сократились и продолжают сокращаться.

Однако поводов для оптимизма пока нет. Дело в том, что помимо таможенных тарифов в руках протекционистов остаётся немало эффективных средств для проведения своей политики. Они в гораздо меньшей степени могут быть проконтролированы международными организациями, чем тарифы, и потому пользуются в последнее время широкой популярностью. Одно из самых сильнодействующих таких средств – квоты. «Квотирование (контингентирование) представляет собой ограничение в количественном или стоимостном выражении объёма продукции, разрешенной к ввозу в страну или вывозу из страны за определённый период. Как правило, квотирование внешней торговли осуществляется путём её лицензирования, когда государство выдаёт лицензии ан импорт или экспорт ограниченного объема продукции и одновременно запрещает нелицензированную торговлю.» [12] . На первый взгляд квоты мало чем отличаются от тарифов: и там и здесь происходит ограничение импорта со всеми вытекающими последствиями.

Насколько квоты более опасный инструмент, становится ясно, если представить себе ситуацию, когда нерезидент (субъект, облагаемый налогом в другой стране) хочет подарить единицу товара, подлежащего квотированию, сверх отпущенной квоты. Он не может этого сделать. Таким образом, если при введении тарифа связь между мировым рынком и внутренним остаётся, и при снижении мировых цен снизятся и внутренние цены, несмотря на тариф, то при квотировании эта связь обрывается полностью: чтобы ни происходило на мировом рынке, количество товара внутри страны, а следовательно, и его цена, будет неизменно. Ещё более коварным средством регулирования ввоза товаров являются так называемые добровольные ограничения экспорта.

Ярчайший пример такого ограничения – это договорённость правительств США и Японии, принятая в конце 1970-х годов о добровольном ограничении Японии экспорта автомобилей в США. Коварство этой меры заключается, во-первых, в том, что официально никаких нарушений международных соглашений нет.

Добровольное ограничение экспорта – сугубо внутреннее дело: кто сколько хочет, столько и продаёт; никто не вправе заставить Японию продавать США больше автомобилей, чем она хочет им продать. Во-вторых, государство, которое сокращает импорт таким образом, при всех потерях ограничения импорта теряет, кроме того, тарифные поступления (если бы оно ввело тариф) и лицензионные отчисления (если бы оно ввело квотирование), т.е. оно не получает ничего из того, что могло бы получить, применяя другие методы. Что касается добровольности экспортных ограничений, то она скорее похожа на насмешку над международным сообществом, поскольку такие соглашения, как правило, достигаются либо под политическим давлением (вплоть до военной угрозы), либо под страхом применения более суровых мер, например, возбуждения антидемпингового расследования.

Кстати, о демпинге. «Демпинг имеет место, когда фирмы продают товар за границей по цене ниже его себестоимости». [13] Чаще всего демпинг – это частный случай экспортного субсидирования, когда государство втихую подкидывает деньжат фирме или целой отрасли, производящей товары на экспорт, с тем, чтобы эта фирма или отрасль получила преимущество перед иностранными конкурентами, например, могла назначить более низкие цены.

Демпинг жестоко преследуется на мировой арене.

Обвинение в демпинге серьёзно подрывает авторитет государства, и даже только возбуждение антидемпингового расследования способно надолго расстроить торговлю страны, против которой оно возбуждено, тем более, что, если оно окажется сколько-нибудь состоятельным, государство-обвинитель вправе применить против товаров государства-обвиняемого особые антидемпинговые пошлины. Надо ли говорить о том, что антидемпинговая политика всё чаще используется как увесистая дубинка для слишком несговорчивых компаньонов. II . Год прошёл и слава Богу [14] . В этой главе будут подведены итоги прошлого 1998 года, а также предпринята попытка проанализировать ситуацию, сложившуюся на мировом рынке на сегодняшний день. II .1. Азиатский грипп.

Минувший год прошёл под знаком в первую очередь азиатского и частично бразильского финансового кризисов.

Именно азиатский кризис определял внешнеторговую политику большинства государств. Чем был вызван этот кризис, остаётся загадкой, однако, если вспомнить, какую нешуточную угрозу для торгового благополучия Запада начал представлять расправляющий крылья азиатский дракон, то о происхождении этого кризиса можно догадаться. Хотя, если он действительно был искусственно спровоцирован западными странами, то они, как мы увидим ниже, допустили серьёзный просчёт и ухудшили своё положение. Итак, под влиянием кризиса темпы прироста объёмов мировой торговли в этом году упали до 4%, тогда как в предыдущие годы они доходили до 8% в год.

Особенно неблагоприятно сказался кризис на странах-экспортёрах природных ресурсов: замедление темпов экономического роста снизило спрос на природные ресурсы и цены на них снизились. Не вызывает удивления и то, что азиатский кризис коснулся в первую очередь стран Юго-Восточной Азии (ЮВА): - - - и практически не коснулся Европы и США: - - В результате в Японии встретили новый 1999 год с возросшим профицитом – там затянули пояс потуже, сократив импорт в значительно большей степени, чем экспорт.

Возросший профицит объясняется также и падением иены в связи с кризисом и ,как следствие, возросшими доходами от экспорта, а также падением цен на природные ресурсы, что для обделённой ими Японии весьма актуально.

Дядюшка Сэм уже долгое время не вылезает из долгов. Не изменилось положение и в этом году.

Дефицит внешней торговли стал для Америки уже хроническим.

Падение же иены, а также кризис в Латинской Америке ещё больше усугубил положение.

Европейский союз сохранил традиционно положительное сальдо на прежнем уровне. II .2. Убить Дракона.

Предмет особой обеспокоенности стран Запада – усиление позиций новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии (НИС ЮВА), к которым до недавнего времени относили Гонконг, Ю. Корею, Тайвань и Сингапур, а в последнее время причисляют также Индонезию, Малайзию, Таиланд и Китай.

Особенно пристальное внимание приковано к Китаю, как обладателю не только мощно прогрессирующей экономики, но и ядерного оружия. И даже Япония, сама ещё не так давно считавшаяся продуктом «экономического чуда», склонна ограничить бурное развитие НИС. И это неудивительно, ведь 40% экспорта из НИС приходится именно на Японию.

Основной козырь НИС ЮВА – умеренные цены при высоком качестве, что обеспечивается за счёт квалифицированной и недорогой рабочей силы. В соответствии с этим основной упор делается на экспорт продуктов таких трудоёмких и наукоёмких отраслей как электроника, электротехника, автомобилестроение, а также кораблестроение, в последнее время этот список пополнила лёгкая промышленность.

Стремительное развитие было приостановлено финансовым кризисом, разразившимся слишком вовремя, чтобы быть случайным.

Особенно чувствителен он был в Индонезии, Малайзии и Филиппинах, где он сопровождался политическими катаклизмами. Менее заметен он был в Сингапуре и Тайване и почти совсем незаметен в Китае и Гонконге – двух противоположных полюсах как по размерам, так и по степени экономической свободы.

Основным следствием кризиса было обесценение национальных валют, что имеет и отрицательные и положительные стороны. Плюс в том, что девальвация способствует увеличению экспорта и ограничению импорта, т.е. «автоматически» выравнивает сальдо страны.

Минусы заключаются в: - - - - [15] . Если предположение об искусственном происхождении кризиса верно, то верно и то, что страны Запада, роя яму Восточному Дракону, вырыли яму сами себе.

Действительно, падение внутреннего спроса в странах ЮВА заставляет экспортёров в ЮВА увеличить усилия по экспорту продукции в страны Европы и США, экономика которых переживает подъём. С другой стороны, Запад по тем же причинам не может увеличить объём экспорта в страны ЮВА, что представляет серьёзную угрозу торговым балансам западных стран. II .3. И дым Отечества… По данным таможенного комитета, внешнеторговый оборот в 1998 году составил 115 млрд. $ и уменьшился по сравнению с 1997 годом на 16,7%. Экспорт составил 71,3 млрд. $, что меньше на 16,2% по сравнению с 1997 годом, а импорт – 43,7 млрд. $, что меньше на 17,6%. Таким образом, налицо солидный профицит, хоть и уменьшившийся на 4,5% по сравнению с 1997г.

Вероятнее всего эти цифры не отражают действительности, т.к. очевидно, что через таможню в России проходит лишь небольшая часть товаров, а также необходимо учесть, что основная масса прибыли, полученная от торговли, покидает страну и используется для кредитования тех стран, которые, по-видимому, более заинтересованы в наших инвестициях, чем мы сами.

Основными факторами, оказавшими влияние на экономику России, были те же, что и во всём мире: падение цен на сырьевые ресурсы и азиатский финансовый кризис, который вскоре вылился в национальный кризис, разразившийся ещё и из-за того, что были исчерпаны резервы наращивания вывоза сырья (диаметр нефтяной трубы увеличить крайне затруднительно, а скорость перекачки нефти можно повысить очень незначительно). Отрицательно на экономике страны сказался и долгое время искусственно удерживаемый завышенный курс рубля, что явилось препятствием для азиатской торговли, т.к. валюты этих стран сильно упали, а курс рубля оставался на месте. «В результате ценовая конкурентоспособность российских товаров на рынках стран, где валюты были девальвированы, резко уменьшилась». [16] Положение осложнилось двумя серьёзными прецедентами, созданными в прошлом году и облегчившими дальнейшую дискриминацию наших товаров на мировом рынке . Первый заключался во введении в США ограничений на импорт российской стали при том, что до этого конфликта за рубеж вывозилось более 50% российской стали (при сокращении внутреннего рынка). Конфликты неоднократно возникали также по поводу экспорта вооружений и так называемой «продукции двойного назначения», где США тоже играли не последнюю роль.

Второй прецедент, уже в рамках СНГ, был создан Казахстаном, который ввёл ограничение на ввоз продовольствия из России (девальвация рубля в результате кризиса дала российским продуктам ценовое преимущество), хотя это ограничение проводилось в рамках подписанного ранее соглашении о Таможенном союзе, тем не менее Казахстан подал пример, которому могут последовать и другие страны-участники СНГ (более подробно проблема дискриминации России на мировом рынке будет рассмотрена ниже). II .4. Что такое ВТО? Мировая торговля имеет стойкую тенденцию к увеличению своих объёмов. В последнее время это особенно заметно.

Иллюстрирует этот факт таблица 1.4.1 [17] . Таблица 1.4.1

Мировой экспорт, млрд. $ Регионы 1992 1998 % прироста
Весь мир 3659 5550 34
ЕС 1563 2395 35
АТЭС 1442 2273 37
НАФТА 581 947 39
АТЭС без НАФТА 861 1326 35
СНГ 52 129 60
В связи с этим «не только в промышленно развитых, но и в развивающихся странах раздаются призывы к принятию мер по ограничению импорта. В условиях обостряющегося соперничества между США и ЕС, США и Японией и между другими странами уступки таким требованиям могли бы иметь эффект снежного кома. Они могут спровоцировать целую серию торговых войн и ещё больше ухудшить перспективы преодоления спада в мировой торговле и экономике в целом.» [18] . Противостоять этим деструктивным процессам призвана ВТО – Всемирная торговая организация, которая с 1 января 1996 года окончательно пришла на смену ГАТТ. На сегодняшний день в ВТО входят 130 государств, на которые приходится около 90% оборота мировой торговли, ещё 30 стран подали заявки и ожидают решения о принятии.

Основные направления деятельности этой крупнейшей организации сводится сводятся к следующему: 1. 2. слияниями компаний, экспортными и импортными картелями и т.д., а также разработку санкций к нарушителям антимонопольного законодательства взяла на себя ВТО. 3. 4. [19] Эти предложения со стороны развитых стран направлены в первую очередь против стран НИС ЮВА и развивающихся государств, где производство трудои экологоёмкой продукции обходится дешевле, чем в развитых странах. 5. [20] От подобных попыток страдают не только экспортёры этих товаров, в частности, страны Азии, но и потребители в самих странах ЕС. Здесь уместно упомянуть об ограничительных мерах, принимаемых в отношении России. По данным МВЭС, Россия по степени дискриминации находится на II месте после Китая. В 1997 году только прямой ущерб составил 500 млрд. $. В 1998 году он может удвоиться. Общие потери России оценивают от 1 до 4 млрд. $. Особенно страдают производители текстиля и стали, которые при условии снятия ограничений могли бы увеличить объём поставок на 65%. Ограничения таковы: - - [21] ; - По мнению экспертов, смена статуса позволила бы закрыть 13 – 14 из действующих 15 антидемпинговых процедур. Лишь в декабре 1997 года Комиссия ЕС рекомендовала Совету министров ЕС дать России статус страны с рыночной экономикой. III . Геология, география, геометрия… геоэкономика? В этой главе рассказывается о новейшем направлении в экономической теории и практике, игнорирование которого грозит отбросить страну на задворки мирового рынка. «Геоэкономика – наука, исследующая поведение государства в конкретной ситуации, разрабатывающая его экономическую стратегию и тактику для повышения конкурентоспособности национального хозяйства на международной арене». [22] Этот термин появился в конце 80-х годов. Как видно из определения, ведущая роль в геоэкономике отводится государству, что отражает реально протекающие процессы усиления роли государства в регулировании рыночных отношений.

Появление геоэкономического подхода обусловлено прежде всего возрастающей интеграцией на мировом рынке, чему свидетельство – появление таких надгосударственных образований, как разнообразные союзы и соглашения (НАФТА, ЕС, АСЕАН и др.); на смену системе «рынок – государство» приходит система «много государств – один рынок». «Обмен идёт на новых (не межнациональных, а межанклавных) стыках разделения труда – товарами, выступающими в новейших формах (товар-группа, товар-объект, товар-программа и др.)…» [23] . Сегодняшняя карта мира расчерчена не государственными, а в первую очередь экономическими границами.

Разросшимся корпорациям тесно внутри отдельных государств и они всё шире распространяют свои интересы на мировом рынке: на 1997 год было официально зарегистрировано 37000 транснациональных корпораций (ТНК), в 1994 году активы 500 крупнейших ТНК составили 30,8 трлн. $, а количество занятых на них составило 34,5 млн. человек – активы и население средней по величине страны. К сожалению, ни в СССР ни в России начала 90-х, в то время как методы, стратегия и тактика геоэкономики уже вовсю работали на интересы развитых стран мира, и не помышляли об отходе от старых стереотипов, согласно которым снабженческо-сбытовые поставки внутри стран-членов СЭВ выдавались за внешнеэкономические связи, а выработка экономической стратегии подменялась идеологическими лозунгами. Это положение тем более досадно, что экономисты, как всегда, предупреждали о бесперспективности такого пути развития, но их, как всегда, не послушали. «К началу 90-х годов руководство СССР упустило из поля зрения геоэкономические новации – транснационализацию мировой экономики, переход от торговой модели внешнеэкономических связей к производственно-инвестиционной…» [24] . В результате страна поставляет на внешний рынок энергоносители, сырьё, интеллектуальные ресурсы, не будучи звеном мирового воспроизводственного процесса, отодвинутая от основных потоков доходов. Что же такое особенное нужно сделать, чтобы внешнеэкономическая политика государства соответствовала геоэкономическим стандартам? Иными словами, в чём заключаются геоэкономические стратегия и методы? Различают два вида стратегии – оборонительная и наступательная, причём успех обеспечивается разумным сочетанием обеих.

Оборонительная стратегия представляет собой добрый старый протекционизм, но не совсем. М. Портер доказал, что протекционизм при определённых условиях может быть эффективен и даже необходим.

Условия вкратце таковы: когда на внешнем рынке производители какого-либо товара сталкиваются с жестокой конкуренцией, не имея соперников на внутреннем рынке. Тогда, чтобы подстегнуть производителей, являющихся почти что монополистами на внутреннем рынке, но не являющихся таковыми на внешнем, и усилить внутреннюю конкуренцию, государству имеет смысл принять меры, увеличивающие прибыли в этой отрасли и привлекающие в неё новых производителей, меры, в том числе и протекционистские.

Портером были сформулированы три условия эффективного протекционизма: 1. 2. 3. Однако оборонительная стратегия является скорее вспомогательной.

Главный акцент в геоэкономике делается на наступлении, памятуя о том, что лучшая оборона – это нападение. Здесь в первую очередь «необходимо определить национальных лидеров геоэкономики» [25] , т.е. отрасль, наиболее перспективную с точки зрения конкурентоспособности на мировом рынке. После этого государство отказывается от импорта товаров выбранной отрасли, а высвободившиеся валютные средства направляет на закупку нового оборудования, технологий и т.д.. Предприятиям «привилегированной» отрасли предоставляется режим налогового благоприятствования, развивается инфраструктура, готовятся специалисты необходимых специальностей, всячески поощряется создание новых предприятий в этой отрасли. После того, как отрасль «встала на ноги», т.е. обрела способность успешно конкурировать с иностранными производителями, необходимо постепенно ликвидировать льготный режим – это обязательное условие, в противном случае ребёнок вырастет избалованным и будет требовать новых игрушек до бесконечности. Когда появляется что экспортировать, возникает проблема как экспортировать. Здесь существует два подхода: экспорт товара и экспорт производства.

Экспорт товара целесообразен там, где необходимо сосредоточить в одном месте весь технологический процесс; к таким отраслям относятся авиастроение, тяжёлое машиностроение и т.п.

Экспорт производства (инвестиции) должен иметь место там, где львиную долю издержек составляют транспортировка или хранение продукции (скоропортящиеся продукты, например), а также там, где имеются существенные различия во вкусах потребителей в разных регионах.

Геоэкономика предполагает именно второй подход. При экспорте производства, казалось бы, выигрывают все: и экспортёры и импортёры.

Действительно, экспортёры экономят на транспортных расходах, используют как правило более дешёвую рабочую силу, и, как результат, могут увеличить прибыли. В свою очередь, в стране – импортёре создаются новые рабочие места, потребители получают больше более качественных товаров по более низким ценам.

Однако не следует забывать о том, что прибыль от продажи товаров уходит заграницу и работает на страну – экспортёра, которая имеет возможность на эти деньги совершенствовать технологию, снижать издержки, расширять производство, получать ещё большие прибыли и так далее по новому кругу. «Мировой опыт свидетельствует, что участие зарубежных партнёров в отечественном производстве должно быть лишь одним из компонентов экономической стратегии государства. При этом желательно, чтобы в той или иной отрасли действовала не одна компания, а несколько и лучше, чтобы они были из разных стран и выступали конкурентами.» Здесь хочется привести несколько фактов из нашей российской действительности, а именно о тех иностранных компаниях, которые экспортируют производство в Россию [26] . Итак, знаменитые жевательные резинки Orbit , Wrigley ’ s Spearmint , Juicy Fruit и Ice White производятся на санкт-петербургской фабрике, в которую владелец вышеупомянутых брэндов, компания Wm . Wrigley Jr. Company, вложила 70 млн . $. Её основной конкурент производит свои чудо-изделия – Stimorol и Dirol в г.

Чудово Новгородской области.

Любимый напиток кролика Несквика швейцарский концерн Nestle производит на мощностях кондитерского объединения «Россия» в Самаре.

Набившие оскомину MARS и Snickers делают в подмосковном Ступине.

Флагман советской кондитерской индустрии – фабрика «Большевик» (печенье «Юбилейное», торты и вафли «Причуда») ныне принадлежит французской компании « Danon ». Супермоющие средства Tide , Ariel , Comet , Ace американская суперкомпания Procter & Gamble производит в Новомосковске. И даже популярный среди молодёжи клей «Момент» немецкий концерн « Henkel » (уж не тот ли самый, чьи самолёты сбивали наши деды во время ВОВ?) производит в г. Тосно Ленинградской обл. Этот список можно продолжать ещё очень долго. Мы проиграли «холодную войну» и проигрываем войну экономическую.

Возможно, потому, что плохо изучили методы геоэкономического соперничества. Они объединяются в два блока: Информация и Органы принятия решений. Не для кого не секрет, что самый ценный товар в современном мире – информация.

Поэтому наряду с политической и военной разведкой во всех государствах существует экономическая разведка.

Существует она и в большинстве крупных частных корпорациях. Цели ее следующие [27] : 1. нелегальным коммерческим операциям иностранных конкурентов, попыткам приобретения стратегических предприятий, дезинформации; 2. 3. Так, в 1992 году в ЦРУ США был создан отдел «Стратегия и экономическая группа», в Швеции наряду с органами национальной безопасности есть специальная организация «Бизнес», офицеры которой числятся в штате более 600 предприятий.